«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами

Чтобы стать «виртуальным резидентом», не надо переезжать в Подмосковье — хватит анкеты из 15 разделов

«Когда мы говорим «налоговые льготы», IT-компании улыбаются»,  — отмечают в казанском IT-парке, который с прошлого года стал официальным региональным оператором «Сколково». После этого количество резидентов столичного технопарка стало расти в геометрической прогрессии. Одни бегут в Подмосковье за низкими налогами, другие — за советами, третьи — за билетами на зарубежные рынки. Так что не Иннополисом единым. Подробности — в материале «БИЗНЕС Online».

За полтора года количество резидентов «Сколково» в Татарстане увеличилось на 45%

Если в промежутке с 2011 до 2018 года в «Сколково» зарегистрировались около 29 проектов из Татарстана, то за последние полтора года их количество выросло до 42, еще порядка 8 проектов находятся на стадии прохождения экспертизы. Об этом «БИЗНЕС Online» рассказала Айгуль Шагиахметова, руководитель направления регионального развития фонда «Сколково», ранее работавшая в казанском IT-парке, который в июне 2018 года получил статус одного из 10 региональных операторов столичного технопарка. Собственно, именно с введением регоператоров и связан стремительный рост числа зарегистрированных в «Сколково» компаний. Если раньше, чтобы стать резидентом фонда, после прохождения экспертизы компании необходимо было регистрировать юрлицо на территории ИЦ «Сколково» и, следовательно, арендовать помещение в одноименном технопарке, то теперь организации могут получить доступ ко всем сервисам и льготам инновационного центра, не переезжая из своего региона — через регоператора. 

Первое, что привлекает компании в «Сколково», — налоговые льготы, выгоднее которых в России просто нет. Для участников проекта, применяющих общую систему налогообложения, предусмотрено освобождение от налогов на прибыль, добавленную стоимость (кроме НДС, уплачиваемого при ввозе товаров в РФ) и имущество организаций. Но самое привлекательное — это пониженный тариф страховых взносов, 14% вместо стандартных 30%. То есть если обычно работодатель отправляет 22% зарплаты сотрудника в пенсионный фонд, 2,9% — в фонд социального страхования и 5,1% — в ФОМС, то зарегистрированные в «Сколково» компании должны платить вместо этого только 14% на обязательное пенсионное страхование.

«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами

Кроме того, компании при необходимости могут получить компенсацию таможенных платежей (таможенной пошлины и НДС) в отношении товаров, ввозимых для целей их использования при строительстве, оборудовании и техническом оснащении объектов недвижимости в центре «Сколково» или необходимых участникам проекта для осуществления исследовательской деятельности. Но, как выяснилось, налоговые послабления интересуют далеко не всех. 

«Когда мы говорим „налоговые льготы“, IT-компании улыбаются, — говорит Фарида Абдуллина, руководитель стартап-проектов бизнес-инкубатора IT-парка. — Все IT-компании, прошедшие государственную аккредитацию в минкомсвязи, имеют пониженные тарифы страховых взносов (до 14%). Но стоит отметить, что для получения этих льгот нужно соответствовать еще ряду критериев, а для резидентов «Сколково» этих критериев в принципе нет, о чем многие не знают. И главное, это распространяется не только на IT-компании, но и на компании из других высокотехнологичных отраслей».

По ее словам, для многих налоговые послабления — не самоцель. «Проектам скорее нужны гранты на развитие, которые могут, например, покрывать участие в выставках: одна компания может получить до 4 миллиона в год), менторство, выход на международные рынки. Поскольку в каждой стране свои законы, свои документы, могут отличаться предпочтения у целевой аудитории, компаниям фактически каждый раз приходится заново создавать продукт для другого государства — это занимает минимум два года. Человек, который не понимает зарубежный рынок, просто туда не зайдет. В «Сколково» отработано взаимодействие с иностранными компаниями, у них очень хорошо развита юридическая служба, они в этом здорово помогают», — говорит она. Кроме того, статус резидента дает доступ к услугам дочерних компаний «Сколково» и автоматически открывает многие двери в технологической бизнес-среде. 

энергетики в «Сколково» активнее, чем айтишники

Если посмотреть на участников фонда «Сколково»с географической точки зрения, то в лидерах, конечно, Москва: по подсчетам Шагиахметовой, почти 65% резидентов  — столичные компании. На втором месте Санкт-Петербург (155 участников), следом идут Московская область (91 проект), Свердловская область (57 проектов) и замыкает пятерку лидеров Татарстан (42 проекта). «Причем последние три субъекта по уровню совокупной выручки резидентов идут практически на равных, несмотря на разное количество компаний», — подчеркивает она.

Так что же за компании становятся резидентами «Сколково»? Татарстан представлен в четырех из пяти сколковских кластеров: ИТ, биомед, энерготех, ядерные технологии — пока только не дошли до космических. К тому же, как выяснилось, айтишники даже не самые активные. Больше всего татарстанских компаний, по статистике технопарка, в кластере энергоэффективных технологий — 14 участников, далее идет ИТ — 12 компаний, биомедицинские технологии представляют 9 компаний, а в кластере ядерных, новых промышленных технологий и материалов 7 участников.

Первым из татарстанцев статус резидента получила компания «Энерголеспром», основанная в 2007 году сотрудниками КНИТУ-КХТИ. Она развивает и продвигает на рынок технологию термохимичекой переработки лингоцеллюлозной биомассы (отходы лесозаготовки, деревообрабатывающих и сельхозпредприятий) в жидкое биотопливо — бионефть. За 12 лет существования компания прошла путь от лабораторной разработки до промышленной технологии, а в качестве резидента «Сколково» кластера энергоэффективности существует с 2011 года. 

«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами

«В 2010 году наша компания искала возможности для развития и привлечения инвестиционных партнеров, участвовала в различных конкурсах, в том числе, которые проводил фонд «Сколково». Мы поняли, что он может способствовать развитию компании и приняли решение подать заявку на участие в проекте.  Кроме того, наша компания подходила по всем критериям. Подготовка документов заняла около 2-3 месяцев, но процесс в основном затянулся из-за того, что мы были первыми и не знали всех тонкостей. Все инструменты «Сколково» нам показались полезными: и пиар, и акселерационные программы, также мы участвовали в Startup Village, получили статус компании, которая вошла в Топ -50 стартап рейтинга России. Очень полезным оказалась поддержка центра интеллектуальной собственности Сколково.  Мы считаем, что такие инструменты являются драйверами инноваций, инновационного развития», — рассказывает директор компании Андрей Грачев.

Сегодня участники фонда самые разные, и по масштабам, и по отраслям: от беспилотников (ООО «АК Техноветер» и ООО «ГЦ «Зенит») до создания искусственной поджелудочной железы, от регенерации нефтешламов (ООО «Дистилиум») до очистки техники сухим льдом (ООО «Ирбистех»). ООО «Медвижн» разрабатывает робота-пациента на основе искусственного интеллекта, который полностью сможет моделировать физиологические реакции больного, а ООО «Ситис» — системы лазерного излучения, способные освещать объекты на расстоянии сотен метров. ООО «Тиайти Групп» создает тренажер произношения английского языка, а ООО «Трансинжком» — технологическую платформу смешанной реальности, объединяющую физические объекты и VR. Любопытный проект, например, и у ООО «Центр ранней диагностики НДЗ» — они работают над биодатчиками для выявления болезни Паркинсона, а на экспертизе находятся проекты киберспортивной платформы с турнирами от ООО «Клик Шторм».

«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами

Совокупная выручка татарстанских резидентов — больше 2,5 млрд рублей

Не менее широкий разброс и по финансовым показателям: выручка одних исчисляется сотнями миллионов, другие вообще пока не имеют оборота. Впрочем, это нормально. «55% татарстанских участников проекта имеют выручку, в среднем — 84,8 млн. рублей на компанию. Остальные компании находятся на стадии RND (НИОКР — научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, предшествующие запуску нового продукта в промпроизводство, — прим. ред.), соответственно у проекта отсутствует выручка и это нормальная практика», — говорит Шагиахметова. Совокупная выручка всех компаний-резидентов «Сколково»татарстанского происхождения по итогам 2018 года — больше 2,5 млрд рублей (по данным «Контур.Фокус»). Абдуллина уточняет, что в IT-кластере «Сколково»у компаний Татарстана наибольший объем по выручке по сравнению с другими регионами страны.

При этом компания с наибольшими оборотами представляет биомедицинский кластер. Это ООО «Эйдос-медицина» Ленара Валеева, занимающееся разработкой высокотехнологичных медицинских симулятороа для отработки оперативных навыков для хирургов разных профилей. Сегодня международные офисы компании работают в Японии, США и Австрии, выручка «Эйдос-медицины» в 2018 году составила 590 млн рублей, увеличившись на 154%. 

«Что было для нас полезным, так это выход на мировые рынки. Команда, которая работает в биомедицинском кластере „Сколково“, очень профессиональная, они подсказывали, как устроен рынок США, Европы, Азии, как взаимодействовать с крупными корпорациями, как проходит сертификация в разных странах. И эта консультация бесплатна, для нас это было очень важно — такую поддержку мы смогли получить только в «Сколково». Второе — налоговые преференции. Освобождение от налогов на прибыль и НДС для нас было очень существенно. Да, налоговые льготы есть у медицинских организации и разработчиков отечественного ПО, включенных в реестр минсвязи, но у нас была уникальная ситуация, когда компания одновременно медицинская и немедицинская, ИТ и не ИТ. Так что это для нас было важно. Третье — венчурные инициативы «Сколково» очень правильные. У нас есть проекты с использованием технологий искусственного интеллекта, и нам помогали привлекать венчурное финансирование, находить инвесторов. Это у нас в стране не сильно развито», — рассказал Валеев «БИЗНЕС Online».

«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами

Заявку компании одобрили с первого раза еще в 2012 году, так что все налоговые преференции закончатся через 2 года. «Мы скорее виртуальные резиденты: физически и юридически всегда находились в Казани и всегда будем оставаться в «Сколково»: там всегда есть, с кем посоветоваться. Я помню, было хорошее выступление Вексельберга перед резидентами, он рассказывал, что такое венчурное финансирование, как работать с инвесторами, как устроен бизнес на западе, и у нас в подкорке мозга эти советы отложились», — говорит Валеев. хват

На втором месте по выручке (384 млн рублей) ООО «ДЛС» — разработка платформы для глобальных коалиционных программ лояльности, которые позволят повысить эффективность розничных и банковских бизнес-процессов. Замыкает тройку лидеров «Автодория» — самый успешный стартап венчурной IT-компании «Стартобаза», созданной Светланой Никифоровой — супругой экс-министр связи России Николая Никифорова.  Фирма, выручившая в прошлом году 362 млн рублей, создает камеры, замеряющие средний контроль скорости автомобилей на дорогах. В 2017 году была продана ее бывшему гендиректору Артему Лопатину, почти одновременно с отказом Москвы от использования этой разработки. А в 2018 году «Автодория» впервые проиграла крупный татарстанский тендер. В этом году ситуация у компании вроде начала налаживаться: «Автодория» заполучила госконтракт на установку системы тотального контроля на пяти дорогах Татарстана за 83 млн рублей. Но беда пришла, откуда не ждали — депутаты Госдумы одобрили в первом чтении законопроект, запрещающий выписывать штрафы, исходя из расчета средней скорости автомобиля, причем суды уже несколько таких штрафов отменили. Так что если закон примут, компании придется резко перестраиваться. 

«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами

«просто гениальная идея в «Сколково» не пройдет»

Чтобы получить статус резидента «Сколково», нужно завести свой личный кабинет на сайте sk.ru, подать заявку и заполнить анкету. Звучит гораздо проще, чем на самом деле. «Анкета состоит из 15 разделов, многие компании заполняют ее больше месяца: надо дать максимально полную информацию о своем проекте — рассказать и про базовую технологию, уникальность, преимущества перед мировыми аналогами, проанализировать конкурентов, подобрать перечень аннотированных ссылок согласно своему проекту, прописать механику монетизации, масштабирования, доказать актуальность вашего проекта для рынка», — объясняет Абдуллина (в функции IT-парка как регоператора входит консультации по заполнению заявки).

По ее словам, малое количество стартапов проходят с первого раза. Заявка должна удовлетворить разные категории экспертов: и научное сообщество, и предпринимателей, она должна быть понятна всем одновременно. Каждую анкету изучает экспертная комиссия из семи человек. Кто именно в нее войдет, никто не знает, эксперты выбираются системой в автоматическом режиме из профильного пула (только по направлению ИТ на сайте перечислено около 200 фамилий, а «Сколково» при желании может кого-то привлекать дополнительно). Часть команды экспертов — иностранные эксперты, которые должны оценить перспективы масштабируемости и выхода на зарубежные рынки.

«Если заявка не удовлетворяет требованиям, эксперты пишут свои замечания, заявители проводят работу над ошибками и переподают заявку снова. Надо понимать, что просто гениальная идея в «Сколково» не пройдет — есть несколько важных критериев: технология, уникальность, коммерциализация, команда, преимущества перед мировыми аналогами. Продажи подтверждают спрос, если человек не может продать свой продукт, значит, он никому не нужен. Но если раньше смотрели на минимальную оборотку, сейчас такого критерия нет, есть только потенциал коммерциализации. Кроме того, должна быть сильная научная база. Потом обязательно смотрят на команду: если в ней нет тех, кто сможет реализовать продукт, заявку не одобрят. Ваша команда должна состоять минимум из трех человек, причем наличие в ней иностранца будет плюсом», — рассказывает она.

По словам Шагиахметовой, в среднем формальная экспертиза и экспертиза по существу проходят в пределах 15 дней, если нужен дополнительный перевод заявки на иностранный язык этот срок увеличивается примерно на пять дней. После получения положительного заключения экспертизы у проекта есть полгода на внесение изменений в учредительные документы и получения статуса участника проекта «Сколково». Обычно эта процедура занимает от 2 недель до месяца. «Иногда проект подает намеренно недоработанную заявку, чтобы получить предварительный срез по ней и рекомендации экспертов по ее дальнейшему усилению. Дело в том, что вся экспертиза «Сколково» безвозмездная и в число экспертов входят также и международные представители, не только российские. Обычно проект заходит с 2-3 попытки, однако после запуска региональных операторов компании начали более детально прорабатывать заявки и процент одобрения проектов с первого раза также возрос»,  отмечает представитель «Сколково».

«Как только компания получила статус резидента, наша функция — вести этот проект. В «Сколково» множество возможностей: гранты, менторы, налоговые льготы, таможенные льготы, участие в мероприятиях с инвесторами, акселерационные программы, центр коллективного пользования и так далее. На всех этапах возникает очень много организационных вопросов, и компаниям проще делегировать их нам, чем искать ответы самостоятельно», — заключает Абдуллина.

«Сколково» как лайфхак: стартапы из Татарстана выстроились в очередь за льготами
Adblock
detector