«Дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»

Айрат Хайруллин дал программную пресс-конференцию: чем его не устраивал ЦИТ, будет ли в Татарстане 5G и есть ли воровство на госзакупках

«Любое приложение несет уязвимость. Вопрос, что важнее: быть без телефона и пользоваться голубиной почтой, оставаясь неуязвимым, или пользоваться мессенджерами и рисковать», — говорит Айрат Хайруллин. На встрече с журналистами он рассказал, что центр цифровой трансформации создан в качестве прослойки между министерством и ЦИТ, а кроме того, порассуждал о регуляторной песочнице для беспилотников и криптовалют в IT-парке, кадровых проблемах и своем отношении к «Телеграму».

Предиктивная экономика и проактивные услуги

Первую большую встречу со СМИ министр цифрового развития государственного управления, информационных технологий и связи РТ Айрат Хайруллин провел спустя полгода после своего назначения в коворкинге с символичным для связной отрасли названием «Телеграф». В камерной неофициальной обстановке он рассказал журналистам о планах развития отрасли, об изменениях в госуслугах и МФЦ, а также о задачах нового центра цифровой трансформации РТ.

«Вы пришли меня потрогать, пощупать, понять, что за министр, что он думает, какие у него приоритеты, какие стоят задачи», — начал Хайруллин общение с журналистами. Но перед тем, как говорить о будущем, он задержался на настоящем. «Мы уже живем в цифровой экономике», — заверил всех министр, приведя в качестве примера Uber и кино. «В Альметьевске мы очень редко ходили в кинотеатры, и, когда мы с семьей переехали в Казань, пошли на мультик „Король Лев“, и очень бросилось в глаза, что касс нет — стоят автоматы, которые не получают зарплату, потребляют минимум электроэнергии. Это классический пример цифровой трансформации», — пояснил он.

Министр рассказал, что Татарстан — лидер в ПФО и по количеству смартфонов, и по проникновению мобильного интернета (в республике в онлайн-целях активно используются 3,5 млн СИМ-карт). Проводной интернет тоже дешевеет, а люди хотят, чтобы у них были разнообразные IT-сервисы: охрана, умный дом. Отдельно Хайруллин остановился на системе распознавания лиц, которая работает не только в рамках проекта безопасности «Умный город», но и в ретейле, фиксируя уровень удовлетворенности покупателей. «А завтра, когда вы придете в магазин, продавец будет знать, что вы приверженец кроссовок Adidas, и уже не будет предлагать вам Nike. Это предиктивная экономика», — анонсировал министр.  

Так же предиктивно должны работать и государственные сервисы, считает Хайруллин. «Мы должны стремиться к проактивному оказанию услуг: представьте, что в 45 лет вам будет приходить СМС: „Поздравляем, ваш паспорт готов, приходите и забирайте“», — нарисовал он прекрасную картину будущего.

«Дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»

«Цифровое строительство» и два решения для МФЦ

Про суперсервисы госуслуг Хайруллин не раз рассказывал на различных мероприятиях, поэтому в этот раз сконцентрировался преимущественно  на «Цифровом строительстве». Это суперсервис, работающий не только на получение разрешения на строительство, ордера на земельные работы, градостроительного плана земельного участка и прочих сопутствующих документов, но и оформления ипотеки, и подключения коммуникаций — все, вплоть до заселения. Он должен быть запущен уже в первом квартале 2020 года. 

«У одной услуги есть локомотив и есть вагонетки. Мы раньше были сконцентрированы на паровозе, но один паровоз никому не нужен», — образно объяснил Хайруллин смысл суперсервисов. Анонсировал он и проекты попроще, но тоже способные существенно облегчить жизнь татарстанцам.

«С 1 декабря в тестовом режиме появится новый сервис, который на протяжении последних полутора лет ждут налоговая служба и МФЦ, — СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия) „МФЦ Налоги“. Какая проблема существует? Если вы захотите создать новую юридическую компанию, вы приходите в МФЦ и пишете заявление. Такие заявления везут со всех МФЦ республики в налоговую инспекцию в Казань. За 9 месяцев подано 25 тысяч заявлений о создании юрлиц», — рассказал Хайруллин, отметив, что налоговая инспекция регистрирует предпринимателей за пять дней, но сам процесс получения документов растягивается на 14 и более дней из-за процесса сбора и доставки.

Упростится и взаимодействие пенсионного фонда с МФЦ. «Порядка 20 тысяч человек за 9 месяцев этого года обратились в ПФР. В первую очередь — за справкой о размере пенсии, материнский капитал. Люди приходят, отдают документы. Оператор МФЦ их сканирует, копирует на флешку. Ее передают в ПФР, где документы рассматривают. Мы сейчас делаем решение, позволяющее избавиться от этих флешек, оно почти готово. По ViPNet, защищенному каналу, данные будут передаваться из МФЦ в ПФР», — сказал он.

«Дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»

«ЦЦТ — это блок аналитики и управления, а ЦИТ — центр разработки»

Но самое важное, чему была посвящена большая часть встречи — это, разумеется, новая структура, Центр цифровой транcформации, который начнет работу 1 декабря. Выяснилось, что это ведомство, перетянув себе 132 работника из ЦИТ РТ, не отменяет существование старой структуры, а станет своеобразной управленческой прослойкой между ним и министерством, которая будет ставить ЦИТу конкретную задачу. После пресс-конференции в пресс-службе минцифры «БИЗНЕС Online» уточнили, что руководитель ЦЦТ еще не назначен: «Ведется активная работа, это очень ответственная позиция и мы все-таки должны подобрать идеальную кандидатуру. Но пул кандидатов есть». 

То есть в итоге будут три управленческих слоя: министерство (стратегия — делаем-не делаем), ЦЦТ (что для этого нужно, как это будет происходить) и ЦИТ (разработка конкретных решений). «Много вопросов, зачем вообще это надо было делать. Смотрите, ЦИТ — это государственное унитарное предприятие, коммерческая структура. Ее задача — зарабатывать средства, она не получает бюджетных денег. ЦЦТ — казенное учреждение. Средства из одной статьи перевели в другую. Количество людей и денег не изменилось, но повысится качество работы: структура (ЦИТ) была не очень быстрой и не очень эффективной», — объяснил Хайруллин.

В качестве примера Хайруллин привел собственный поход на флюорографию, во время которого врач ему пожаловался, что нет возможности работать с несколькими карточками пациентов одновременно. «На этапе программирования врач был исключен из процесса создания платформы, в итоге работать не очень удобно. К тому же я как пациент хотел бы на своем смартфоне видеть данные всех своих анализов», — отметил он, пояснив, что ЦЦТ будет заниматься выявлением проблем и узких мест.

«ЦЦТ — единый госзаказчик, единая цифровая архитектура и единый проектный офис. Нужно, чтобы в микросервисной архитектуре могли участвовать разные команды разработчиков. Например, есть ИТ-компания, которая сосредоточена, например, на интернет-торговле. Зачем им делать систему авторизации и защиты данных, если можно подключиться к ЕСИА? Предприниматель снижает затраты на формирование тех сервисов, которые государство ему предоставило. Человек, попадая в его систему, уже идентифицирован: Хайруллин — это Хайруллин, Иванов — это Иванов — и может давать персонифицированные услуги. Все это [делается на] средства налогоплательщиков. Я в лице уполномоченного президента РТ распоряжаюсь вашими средствами. Как сделать так, чтобы те деньги, которые вы платите в бюджет, эффективно расходовались, — наш приоритет», — заверил министр. В итоге, по его словам, создание ЦЦТ ни на один рубль не увеличило затраты на цифровизацию в Татарстане: центр был создан за счет того, что нашли резерв для экономии почти 10% выделенных средств. В бюджете министерства заложен 1,4 млрд рублей в год, в этом году нашли экономию в 126 млн рублей.

Для наглядности Хайруллин сравнил процесс взаимодействия двух структур с ремонтом в квартире, уподобив ЦЦТ дизайнерам и проектировщикам, а ЦИТ — строителям. «Есть вещи, которые ЦИТ делает очень хорошо. Например, ты знаешь, что можешь и сам поклеить обои, но плитку в ванной никогда не положишь, потому что швы будут кривые и так далее. Когда приходят строители, они хорошо положат плитку, но плохо создадут общий концепт — это работа дизайнеров. Так вот ЦЦТ — это блок аналитики и управления, а ЦИТ — центр разработки, где сидят программисты и кодят. Им неважно, сделать желтую кнопку или красную, а это определяет ЦЦТ», — говорит министр. 

Впрочем, ЦЦТ, еще не запустившись, уже успело попробовать себя  в качестве дизайнера: у центра уже появился свой мерч в виде черных футболок с многообещающим принтом «Трансформируем тебя полностью».

«У нас все технологические решения будут состыкованы, государство будет носителем компетенций. Мы рассчитываем снизить затраты на разработку за счет решения проблемы vendor lock — привязки к поставщику. Каждому новому программисту сейчас проще новую программу написать, чем в 12 млн строчках кода разбираться», — обещает Хайруллин.

По его словам, создание ЦЦТ позволит сократить время от разработки программного продукта до вывода на рынок, которое сейчас достигает 9-16 месяцев, за это время часто появляются более современные технологии. Сейчас задача — сократить это время до максимум 5 месяцев. 

Хайруллин также пояснил, что в ЦЦТ будут две лаборатории: первая будет ориентирована на работу с госорганами, вторая — на работу с предприятиями. Сейчас ведутся переговоры с такими бизнес-гигантами, как Татнефть и КАМАЗ. А некоторые технологические решения будут брать «со стороны». Почему бы, например, госуслуги не оплачивать через Apple Pay или Google Pay по Face-ID, чтобы необязательно было вводить номер банковской карты, рассуждает министр.

«Дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»

если дата-центр ИТ-парка будет уничтожен пожаром или наводнением, у нас есть точка отказоустойчивости

Хайруллин также рассказал, как работает «суверенный интернет» в Татарстане. «Если вы роддом, у вас должно быть два ввода электричества: если на одной подстанции у вас блэкаут, второй ввод должен гарантировать подачу электричества, — метафорически пояснил Хайруллин. — На мой взгляд, идет подмена понятий. Речь не о „суверенном интернете“, речь о том, что корневые каталоги находятся за границей. На самом деле, если кто-то завтра решит систему DNS-серверов физически заблокировать для России, то наша IP-маршрутизация может быть нарушена. Поэтому речь идет о том, чтобы на стыке российских и зарубежных провайдеров позволять маршрутизировать трафик — тот же второй ввод. Законодатель решил минимизировать риски от возможных решений, которые могут заблокировать хождение трафика в России, вот и все». 

Министр подчеркнул, что в Татарстане соответствующая инфраструктура уже создана: все социальные объекты подключены к интернету через ЦОД в ИТ-парке, а для катастрофоустойчивости есть второй центр обработки данных — в Госсовете РТ. «И технически, если дата-центр ИТ-парка будет уничтожен пожаром или наводнением, у нас есть точка отказоустойчивости, и в рамках этой логики это тоже суверенный интернет», — сказал Хайруллин, уточнив, что в Татарстане создана система устойчивости интернета от внешних атак. «Она находится под бдительным контролем наших офицеров по безопасности, и мы планируем ее развивать», — заключил он.  При этом, по словам министра, 98% используемого госорганами софта —  отечественного производства, импортируется только Windows и пакет Office. Так что все 234 сайта муниципалитета в случае обрушения серверов будут продолжать работать. 

Напомним, ранее Хайруллин рассказывал, что ежедневно на ЦОД происходит 7 кибератак, и министерство планирует организовать хакатон для «белых хакеров», которые должны будут постараться найти уязвимость и взломать определенный код сайта госуслуг. По аналогии с тем конкурсом, который объявлял основатель Telegram Павел Дуров, предлагавший айтишникам расшифровать его личную переписку с его братом Николаем через «секретные чаты» за 200 тысяч долларов. Приз на хакатоне Хайруллина пока не определен, он будет зависеть от спонсорских пакетов.

На слове Telegram журналисты встрепенулись и поинтересовались, использует ли его министр цифры. 

«Использую», — признал министр, пояснив, что даже пресс-секретарь президенту РТ Дмитрий Песков заявил, что мессенджер не запрещен, а заблокирован.

«Любое приложение несет уязвимость. Если прочитать пользовательское соглашение к „Яндекс.Клавиатуре“, там написано: все, что вы печатаете, может быть использовано в своих целях, чтобы таргетировать рекламу. И никто не знает, как эти данные будут использованы. Вопрос компромиссов. Что важнее: быть без телефона и пользоваться голубиной почтой, оставаясь неуязвимым, или пользоваться мессенджерами и рисковать. Конкурентную борьбу никто не отменял. Мы все носители персональных данных, по ним нам таргетируют рекламу и рекомендуют контент. А по безопасности есть вопросы и к Telegram в том числе — никто до конца не знает, каким образом шифруется переписка, имеет ли кто-то к ней доступ. Все, что мы знаем — официальное заявление Дурова», — озвучил свою позицию министр, придя к философскому выводу, что если вы не террорист — вам нечего бояться.

Отвечая на вопрос «БИЗНЕС Online» о коррупции в ИТ-закупах, Хайруллин признал, что есть сложности, но подчеркнул, что все торги максимально прозрачны.

— Вы же из «БИЗНЕС Online»? Вы сами о госконтрактах писали, — сказал министр.

— А вы где читаете «БИЗНЕС Online»? — поинтересовался коллега из ТАСС. — У вас же в госорганах он заблокирован.

— В зависимости от… вы тоже из «БИЗНЕС Online»?

— Нет, я из ТАСС. 

— Я читаю новости на гаджетах и на айпаде, бывает, и на компьютере, — отрезал Хайруллин и вернулся к теме госзакупок, которая неожиданно оказалась более предпочтительной. Он отметил, что продукт ИТ — это не готовый продукт, не кирпичи, а интеллектуальный труд, который по-разному оценивается. И ценообразованием будет заниматься ЦЦТ, высчитывая стоимость на основе человеко-часов, уровня разработчиков и рентабельности продукта. Аудит госзакупок, по его словам, ежегодно проводят разные контрольные органы. «Сворованы ли бюджетные средства — таких фактов, уголовных дел не было. Повышать эффективность, безусловно надо», — заключил он.

«Дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»

«дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»

Другая проблема, о которой говорил министр, — кадры. В частности, он рассказал про одного из инженеров, который отвечает за центр обработки данных. И когда упали сервисы госуслуг, он единственный в ручном режиме все починил, а если бы был в отпуске, на восстановление бы пришлось потратить гораздо больше времени. «Рынок перегрет. Уровень зарплат достаточно высокий: Иннополис, IT-парк, Москва, Сбербанк высасывают кадры», — посетовал он.

«5G в Татарстане однозначно будет развиваться. Нужно сформулировать задачу. Эта технология может обеспечить беспрецедентный уровень доступа: это нужно в области беспилотников и безопасности, а не для видеороликов, — сказал министр. — Мы создаем с Ростелекомом рабочую группу как раз для разработки задач, будем вовлекать в процесс крупные компании: Татнефть, ТАИФ, КАМАЗ, чтобы понять, для чего это будет делаться». Он отметил, что беспилотное такси зарекомендовало себя замечательно.

«Я уверен, что дети, которые родились в 2019 году, к сожалению или к счастью, водительских удостоверений уже не получат. У них такого права не будет — будет развита инфраструктура беспилотников. Мы участвуем в проекте закона о „регуляторной песочнице“. Формально сейчас, даже катаясь на беспилотнике в Иннополисе, вы нарушаете ПДД. Закон пока не принят, мы заинтересовали, что такой „песочницей“ может стать IT-парк. Если вы хотите тестировать блокчейн и псевдофинансовые инструменты, связанные с криптовалютой, надо сначала посмотреть, как это выглядит. Мы будем регистрировать этих предпринимателей резидентами ИТ-парка, чтобы они были под большим оком государства», — заключил он.

«Дети, которые родились в 2019 году, водительских удостоверений уже не получат»
Adblock
detector