Радиация после взрыва в Северодвинске

Досталось всем. Появилась карта распространения радиоактивного облака после взрыва под Северодвинском.

Радиация после взрыва в Северодвинске что произошло и насколько это опасно

Заявления Минобороны РФ и «Росатома» о том, что при взрыве ракеты на испытаниях на полигоне под Северодвинском Архангельской области 8 августа не произошло выброса опасных веществ, все чаще ставят под сомнение.

Что сейчас происходит в зоне вероятного радиационного излучения, спросил у сопредседателя российской экологической группы «Экозащита!» Владимира Сливяка.

  • Абсолютно точно известно, что в некоторых точках Северодвинска радиационный фон был превышен в 16 раз, и тех полтора часа, в течение которых радиоактивное облако находилось над городом, было достаточно для серьезного облучения населения, находящегося в этот момент на улице.
  • Появилась карта вероятного разлета нуклидов после взрывов под Архангельском. На ней видно, как они попали и на территорию Украины.
  • Англоязычная российская газета The Moscow Times утверждает, что у одного из врачей, который оказывал первую помощь пострадавшим при взрыве, нашли радиоактивный нуклид цезий-137. И теперь около 60 сотрудников больницы будут направлены в Москву на медицинское обследование.
  • Есть масса способов, как осевшие радионуклиды могут попасть в организм человека и привести к необратимым последствиям.

– Полторы недели прошло с момента взрыва на полигоне под Северодвинском. Удалось ли получить какие-то новые данные относительно радиационного загрязнения?

По-прежнему, никакой официальной информации не предоставляется, и никаких новых данных нет. А что касается других источников, то мы не видим ни одного, который бы действительно мог располагать достоверной информацией о том, что произошло. А все остальное – лишь предположения.

Вся последняя информация, которая есть по взрывам, касается пострадавших медиков, которые первыми оказывали медицинскую помощь. Как выяснилось, их не предупреждали о радиационном излучении, и сейчас их тоже обследуют на предмет попадания в организм радионуклидов.

Есть и западные публикации, но они тоже не проливают свет на два самых главных вопроса – какой объем радиационного выброса и какой его состав. По этому поводу до сих пор полное молчание.

Люди строят догадки и пытаются делать какие-то расчеты, но это все не точная информация.

– В Северодвинск не допускают независимых экологов, но есть ли возможность делать замеры на других территориях Архангельской области? Может, есть какие-то данные о превышении радиоактивного фона?

– Я не видел ничего, кроме данных автоматической системы мониторинга, которая фиксирует уровни радиации по установленному времени. Больше никаких данных мы не видели. Думаю, это связано с тем, что по всей области очень внимательно следят за тем, чтобы никакой информации не выходило. Влияние военных в Архангельской области достаточно велико, даже за пределами Северодвинска, который является военным городком. Если кто-то самостоятельно и делал замеры, то вряд ли им позволили бы это опубликовать.

Из официальных данных были только сводки Росгидромета. В Северодвинске есть 8 точек замеров, и на 6 из них в день аварии было значительное превышение – от 4 до 16 раз. Потом сообщалось о превышении в Архангельске, но там меньше.

При этом в «Росатоме» заявили, что Росгидромет безответственно поступил, потому что там сообщили об уровне радиации, но не отметили, что это все безопасно.

– Как это может быть не опасно?

Так считают в «Росатоме». Тут с 8 августа можно прослеживать, как реагировали главные ответственные за ЧП. Минобороны вообще отделались только одним заявлением, что случилась авария, но никаких опасных веществ в воздух не попало. А дальше начал выступать «Росатом». Он давал больше информации, во всяком случае сказали, мол, не волнуйтесь, это изотопный источник, а не какой-то реактор, а потом стали убеждать всех, что уровень повышения радиационного фона абсолютно безопасен для людей.

Что, конечно же, не так, потому что тот максимальный зарегистрированный уровень радиации в день аварии в Северодвинске не только существенно превышает природный фон, но он в три раза выше предельно допустимого опасного уровня радиоактивного загрязнения, при котором необходимо принимать какие-либо меры по защите.

Если в 30 км от места аварии было зафиксировано превышение в 16 раз, пусть даже кратковременное, это означает, что значительное количество радиации попало в окружающую среду.

Если бы предоставили полные данные, это дало бы возможность в теории смоделировать – где и как распространилась радиация, какая территория является загрязненной и насколько сильно, какую опасность это несет людям.

С их точки зрения – это все неопасно, а с нашей – как раз наоборот. Потому что в то время, когда радиационное облако пролетало над Северодвинском, в зоне риска находились люди, которые тогда были на улице и могли вдохнуть какие-то вещества. И нужно понимать, какие дозы они получили.

Помимо Северодвинска, облако распространялось дальше. Сколько там людей было, которые могли что-то вдохнуть? А теперь их внутренние органы подвергаются активному облучению…

Очень здорово говорить, что превышение в 16 раз – это неопасно. Да, есть вещества, которые не принесут вам вреда, если они не попали непосредственно в ваш организм. Например, плутоний – звучит страшно, но если вы его не вдохнули, а он просто осел где-то рядом, то ничего с вами не случится.

Но эти вещества можно на обуви принести в дом или же ветер поднимет радиоактивные вещества с земли, и вы их вдохнете — пусть даже через какое-то время, или же с дождем опасные радионуклиды проникнут в грунтовые воды, а оттуда в краны ваших домов. Есть масса способов, как эти вещества могут попасть в ваш организм, даже если вы их не вдохнули непосредственно в момент превышения радиации.

К тому же, практически нет никакого способа проверить – попало ли к вам что-то или нет. Даже если вы сами побежали в специализированную лабораторию, которая может сделать такие анализы, вы не знаете, на что проверяться. Невозможно прийти в больницу и попросить проверить ваш организм на присутствие всех известных радиоактивных веществ.

– Это наталкивает на мысль, что если бы все было хорошо, официальной информации было бы полно, а такая информационная изоляция больше напоминает происходящее во время катастрофы в Чернобыле.

– Люди, конечно, беспокоятся, читают, смотрят, ищут информацию и многие пытаются понять, что делать.

Сейчас уже прошло некоторое время и понятно, что какой-то процент населения получил свою дозу облучения в момент прохождения радиационного облака. На данный же момент важно установить, какое дополнительное облучение люди могут получить вот с той же пылью, водой и прочим.

Но из-за нехватки информации сейчас уже сложно определить, насколько велика площадь загрязнения.

Если сравнивать с Чернобылем, с точки зрения количества радиации, конечно, ситуации не сопоставимы. Но те люди, которые непосредственно находились рядом с местом взрыва, получили большую дозу радиации, от которой, скорее всего, умрут.

В плане сокрытия информации, действительно, очень похоже – и там, и тут все скрывают.

– Что сейчас с пострадавшими, говорят об их состоянии? Ведь известно, что некоторые получили диагноз радиационное облучение…

– Только слухи. Официально было сообщение, что 6 человек привезли в Москву, все видели видео, что их везли медики в защитных костюмах, и скорые были пленками обмотаны.

Куда пошла радиация после взрыва в Северодвинске

Как сообщают иностранные источники, облако с частицами радиоактивных веществ могло пронестись над всей европейской территорией России, в том числе и над Вологодской областью.

Исполнительный секретарь Организации договора о всеобъемлющем запрете ядерных испытаний Лассина Зербо опубликовал в «Твиттере» анимированную карту, на которой изображено, как могло распространяться радиоактивное облако после взрыва на военном полигоне в Нёноксе.

Ранее он сообщил, что, спустя два дня после взрыва на полигоне под Северодвинском, две станции по мониторингу радиации в Дубне и Кирове перестали передавать информацию. Российские власти объяснили сбой «проблемами с сетью и связью», сообщает Губернiя Daily. Позднее выяснилось, что проблемы возникли еще у двух российских станций.

Напомним, 8 августа, во время испытаний на морской платформе в Архангельской области произошел взрыв жидкостной реактивной двигательной установки. В результате ЧП пострадали восемь сотрудников Росатома, пятеро из них скончались.

Как сообщали местные СМИ, радиационному воздействию подверглись и несколько врачей из Архангельска. Сотрудник одной из подстанций Скорой помощи, рассказал, что после взрыва в Нёноксе утром, 8 августа, от них в Северодвинск были направлены три машины.

Врачи знали, что произошла нештатная ситуация, какой-то взрыв у военных. Когда стало понятно, что взрыв в Нёноксе связан с радиацией, выезжавшие бригады и оборудование проверили дозиметром. У одного из сотрудников «Скорой» «фонили» тапочки.

Врачей, которые везли пострадавшего, отправили на обследование в Москву. Две другие бригады были осмотрены местным терапевтом. У них была взята кровь на анализ, который не выявил следов радиоактивного заражения.

По информации журналистов, машина скорой помощи, перевозившая пострадавших на полигоне, впоследствии была уничтожена. Во всяком случае, на подстанции ее нет.

Сотрудники АОКБ рассказали, что на прошлой неделе в отделение приезжал врач-онколог, осматривал контактировавших. Так же есть информация, что в помещениях корпуса, через которые прошли пострадавшие, отдирали кафельную плитку.

Военные заявили о том, что 8 августа 2019 года на военном полигоне во время испытаний взорвался ракетный двигатель, работающий на ядерных изотопах. Они заверили людей в отсутствии радиоактивной угрозы для населения и признались, что под Северодвинском военные тесты такого рода проходили и раньше, хотя об этом никогда не сообщалось.

«Проходила работа по проверке одного из ракетных двигателей, но этот ракетный двигатель питается ядерными изотопами. Произошла нештатная ситуация, и произошел взрыв, но не ядерный, а взрывчатого вещества», — сказал военный, который пояснял жителям Нёноксы сложившуюся ситуацию. Военный подчеркнул, что радиоактивное заражение поразило только тех, кто находился в непосредственной близости от тестируемого устройства. Все пострадавшие были доставлены в Нёноксу, где была проведена первичная дезактивация — процедура очистки от радиации — всех людей и предметов с места взрыва.

Между тем, сотрудники АОКБ рассказывали, что после операции у хирурга «фонил» фартук. 50 врачей и медсестер хирургического отделения, которое было несколько дней опечатано, на вертолёте возили в Москву на обследование.

Жители Северодвинска и Архангельска, опасаясь радиации, массово начали скупать в аптеках йод. Кстати, он очень скоро закончился, и жители Вологодской области по просьбам близких тоже отправляли на прошлой неделе посылки с йодом в Архангельск.

Уровень радиации после взрыва в некоторых местах Северодвинска был превышен в 16 раз. Также повышенный радиоактивный фон зафиксировали в Норвегии через неделю после взрыва.

О распространении облака с частицами пользователь аккаунта Лассина Зербо написал в своем твиттере.

«Чтобы избежать недоразумений, пожалуйста, обратите внимание, что это стандартное технологическое моделирование возможного перемещения радионуклидов (если они есть), показывающих, как и где они *могут* рассеиваться с течением времени. Это НЕ показывает фактическое обнаружение и не связано со здоровьем, — пишет Лассина Зербо.

— Для запросов на обнаружение (радиации) анализируются данные в (или около) пути потенциального выброса от взрыва. Мы также решаем технические проблемы, возникающие у операторов на двух соседних станциях. Все данные доступны для наших государств-членов. https://twitter.com/ctbto_alerts/status/1160130156922642433…

В ответ на запросы средств массовой информации и чтобы оправдать ожидания гражданского общества в отношении применения данных CTBTO вне Договора, мы подтверждаем событие, совпадающее со взрывом 8 августа в Nyonoksa, Россия, след от которого был обнаружен на 4 станциях IMS (3 сейсмических и 1 инфразвуковых).»

По словам Лассина Зербо, в результате аварии,которая произошла 8 августа 2019 года, к 19 августа произошло рассеивание радиационных частиц и увеличение размеров облака, под действием ветра. Время указывается на каждом кадре. Станции на карте могут обнаруживать радиоактивные частицы, если таковые имеются.

Лассина Зербо поблагодарил министерства иностранных дел и обороны Китая, и постоянное представительство Китая, за поддержку его работы.

Дошла ли радиация до Москвы после аварии в Северодвинске

Грозит ли северодвинский выброс Москве – покажут осадки.

Пять дней назад на полигоне Нёнокса близ Северодвинска произошло ЧП: взорвался малогабаритный ядерный реактор, возможно – часть атомной крылатой ракеты. Сегодня представители Росгидромета объявили, что в день взрыва в городе был отмечен скачок радиоактивного излучения до 1,78 микрозиверта в час (по данным GreenPeace – до 2 мкЗв/ч). Шесть из восьми установленных в городе систем автоматизированного контроля радиационной обстановки зафиксировали превышение мощности дозы гамма-излучения. Где-то превышение было четырехкратным, где-то – 16-кратным, но уже спустя два часа радиационный фон пришел в норму. В Архангельске, расположенном в 30 километрах от Северодвинска, радиационный фон повышен не был.

Москва много дальше от места аварии – не менее чем в 715 километрах, но радиоактивного облака у нас боятся не меньше, тем более, что погодный архив показывает: все последовавшие пять дней в Северодвинске дул северо-западный ветер (с редкими перерывами на северо-восточный), так что воздушные массы потихоньку перемещались именно в сторону Москвы. Ветер, по счастью, был слабым.

«На 90% нам ничего не грозит, – сообщил «ПД» доктор географических наук, профессор гидрометеорологического университета Валерий Малинин, сверившись с розой ветров. – Облако, если оно и есть, все равно уйдет в сторону».

«К тому же ни один ветер не дует прямо на протяжении семисот километров, – отметил эколог Александр Карпов. – Мало ли какие вихри были – ориентироваться на карту ветров бессмысленно, ибо опираться надо именно на радиационный мониторинг».

Мониторинг проводит Росгидромет. Кроме того, российские метеорологи опираются на данные, полученные от зарубежных коллег. Как рассказал нам руководитель проекта энергетической программы «Гринпис России» Рашид Алимов, финские и норвежские экологи говорят, что никаких превышений фона у них не обнаружено, нет и следов выбросов техногенных радионуклидов.

Именно альфа- и бета-радиоактивных радионуклидов экологи боятся больше всего. «Это вам не рентген с его гамма-излучением, это очень опасные частицы, которые при попадании в организм способствуют быстрому развитию онкологических заболеваний, – заметил Алимов. – Если произошел выброс радиоактивного йода, он встроится в наш организм. Организм постоянно испытывает йододефицит и очень обрадуется «подарку», заберет его весь, не подумав, что такой йод может быть опасен. Именно поэтому при радиационной опасности люди скупают и пьют йод, правда, не имея четких сведений: попал зараженный йод в атмосферу или нет. Нам необходимо знать, какие именно вещества были в выбросе, а нам не говорят. «Гринпис» запросил Роспотребнадзор. Санитарные врачи все говорят, что опасные радионуклиды пока не обнаружены. Будем надеяться, что это так и есть».

В свою очередь, экс-сотрудник НИТИ (научно-исследовательский технический институт в Сосновом Бору), а ныне – глава экологической организации «Зеленый мир» Олег Бодров напомнил, что радиоактивное облако из Чернобыля в 1986 году вполне «успешно» достигло Соснового Бора, а расстояние до Чернобыля больше, чем до Белого моря. Правда, и масштаб выбросов несопоставим. «Если будут выпадения, то стоит не попадать под дождь. Поскольку Питер пьет воду из открытого источника, запаситесь питьевой водой на пару дней. Завтра я буду мерить мощность экспозиционной дозы и, если будут отклонения от привычных значений, сообщу. Но пока нет оснований для беспокойства», – заявил ученый.

Радиация после взрыва в Северодвинске