Опека забрала детей у матери, когда та была на операции

Следственный комитет в Челябинской области проводит проверку действий органов опеки, которые забрали пятерых детей у матери-одиночки Нины Пугачёвой, когда она легла в больницу на плановую операцию. Женщина оставила ребят со своим сожителем, однако прибывшие чиновники их забрали, заявив, что мужчину нельзя считать законным представителем несовершеннолетних. Между тем Пугачёва полагает, что детей изъяли из-за её конфликта с районной администрацией — женщина добивается выделения квартиры по соцнайму, поскольку дом, которым владеет семья, признан непригодным для проживания.

Региональный СК проводит проверку по факту изъятия детей у многодетной матери Нины Пугачёвой из села Степановка Челябинской области. Женщина лежала в больнице, когда органы опеки забрали из дома пятерых несовершеннолетних детей. История вызвала широкий общественный резонанс, после чего председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин поручил челябинским следователям проверить законность действий органов опеки.

У 44-летней Нины Пугачёвой семеро детей: трёхлетняя Вика, шестилетний Артём, девятилетняя Алиса, 12-летний Арсений, 14-летняя Ангелина, 23-летний Анис и 25-летняя Мария. Старшая дочь уже вышла замуж и родила Нине Павловне двух внуков. Анис пока не женился. Живёт в Челябинске и работает охранником.

Как рассказывает RT Нина Пугачёва, утром 23 сентября её положили в больницу на плановую операцию — удаление камней в почках. Пятерых детей она оставила со своим гражданским мужем Сергеем, с которым живёт почти 3,5 года и собирается узаконить отношения.

По словам Пугачёвой, она написала доверенность с паспортными данными, указав, что, пока она находится в больнице, за детьми будет присматривать супруг. Однако вечером Нине позвонила Ангелина и сообщила, что их увозят из дома.

«Они приехали на «газели» без постановления и документов. После окончания рабочего дня! Сказали, что Сергей не кровный родственник и дети с ним оставаться не могут», — рассказывает женщина.

По её словам, она уговорила сотрудников опеки не забирать детей и попросила своего сына Аниса приехать домой. Однако его не отпустили с работы. Старшая дочь Мария, которая родила всего два месяца назад, также не смогла помочь. Поэтому после девяти вечера чиновники вернулись, на этот раз, по словам женщины, на Lada Priora без детских кресел.

«Дети плакали и кричали: «Дядя Серёжа, не отдавай нас». Сергей тоже плакал, звонил мне, говорил, что он им по документам никто и сделать ничего не может. Они запихали всех детей в машину и увезли в реабилитационный центр», — вспоминает тот вечер Нина.

На следующий день, по словам Нины, ей позвонили из опеки и стали уговаривать подписать добровольный временный отказ от детей и согласие на их передачу в реабилитационный центр.

«Потом они пришли лично. Но я сказала, что подписывать ничего не буду — это будет предательство по отношению к детям. На это я никогда не пойду», — рассказывает женщина.

По мнению Нины, если бы она подписала отказ от детей, то их бы в ближайшее время точно не вернули. Дело в том, что дом Пугачёвых признан непригодным для жизни.

«Я давно добиваюсь получения жилья по социальному найму, но глава поселения Михаил Молчан мне отказывает. Из-за этого у нас с ним возник конфликт, и я думаю, что и забрать детей у меня пытались из-за этого», — предполагает многодетная мать.

В селе Степановка семья Пугачёвых поселилась в 2010 году.

«Мы до этого долго скитались по съёмным квартирам. А у меня был материнский капитал, и я увидела объявление о продаже дома из шлакоблоков за 330 тыс. рублей. Купила, не подумав, и только когда переехала сюда, поняла, как попала: здесь нет работы, детского сада и школы. До сих пор себя ругаю, — рассказывает RT Нина. — Я повар-кондитер с 21-летним стажем. Всегда работала, даже беременная или в декрете. И сейчас я за любую работу возьмусь, но тут её просто нет. Вот мы с детьми и живём на пособия — на всех 12,5 тыс. рублей в месяц. Серёжа иногда находит небольшую работу в селе, но это бывает редко и деньги небольшие».

Кроме того, по словам Пугачёвой, дом оказался фактически непригодным для жилья из-за сломанной системы отопления. В морозы стены покрываются наледью, а летом проявляется чёрная плесень. Нина встала в очередь на улучшение жилищных условий. Но два года назад жить в доме стало невозможно. Она вызвала сотрудников санэпидемстанции. Те заключили, что дом не пригоден для жизни, и составили соответствующий акт. С этим документом многодетная мать пришла к главе администрации Октябрьского поселения, в которое входит село Степановка, Михаилу Молчану и попросила у него помощи. Однако он отказался выделить семье жильё.

«Я попросила у него в Октябрьском, где и работа есть, квартиру по соцнайму. Он мне сказал, что я сама должна озаботиться улучшением жилищных условий и найти съёмное жильё. Однако у нас в селе домов мало и никто не сдаёт — все в основном продают. Я ходила, писала везде жалобы, они всё же предложили мне несколько вариантов решения проблемы, но все они не подошли. Зато сейчас они говорят, что я от всего отказываюсь», — утверждает Нина.

Так, по словам женщины, сначала ей предложили снимать небольшой дом за 10 тыс. рублей и оплачивать коммунальные услуги самостоятельно. Для семьи это слишком дорого. Кроме того, в доме также было невозможно жить из-за проблем с отоплением.

Пугачёва отметила, что в администрации ей предлагали и работу в коровнике. Они дали женщине телефон, однако работодатель заявил, что ему требуется семья без маленьких детей, что работа тяжёлая и женщина не справится.

«Я снова и снова ходила к Молчуну, а он мне говорил, что жилья нет, я лишь 41-я в очереди и надо ждать. Я писала в прокуратуру, а два месяца назад даже подала в суд», — говорит женщина.

По словам Пугачёвой, перед тем как она легла в больницу, к ней на протяжении двух недель чуть ли не каждый день приходили и просили переехать.

«Я им говорила, что денег у меня нет. Я и так влезла в долги. В общей сложности должна 30 тыс. рублей, — говорит Нина. — Теперь, пока я в больнице, к Сергею приходят из КПДН (комиссии по делам несовершеннолетних. — RT) и говорят: «Мы теперь за вами следить будем, раз вы развязали такую войну».

По соседям ходят, спрашивают, пьющие ли мы. Ко мне следователь приходил. Сказал звонить, если будут от них нападки. Надеюсь, всё обойдётся».

Сейчас Нина готовится к операции. Когда она выйдет из больницы, то надеется, что всё же сможет найти благоустроенное жильё, выйти на работу и обеспечить детям достойное будущее.

В администрации Октябрьского поселения Челябинской области от комментариев отказались.

В Министерстве социальных отношений Челябинской области RT рассказали, что семья Пугачёвых состоит на учёте как малоимущая. Там также отметили, что в ходе очередного посещения выяснилось, что дети находятся дома без законного представителя.

«В телефонном режиме мама была уведомлена о помещении детей в центр. Действия сотрудников были продиктованы защитой интересов детей. В настоящий момент о детях заботятся квалифицированные специалисты реабилитационного центра, где они проживают в двух комнатах. Дети имеют возможность свободно общаться с матерью по телефону. Дети помещены в центр на период госпитализации мамы. После её возвращения из больницы в тот же день будут возвращены в семью», — сообщили в пресс-службе министерства.

При этом там добавили, что одной из мер поддержки семей является помещение детей в кризисный центр на определённое время, чтобы дать возможность родителям решить возникшие проблемы.

Между тем история с изъятием детей у Пугачёвой уже заинтересовала следователей.

Председатель Следственного комитета Российской Федерации Александр Бастрыкин поручил руководству следственного управления СК России по Челябинской области организовать доследственную проверку информации СМИ о незаконном изъятии детей у многодетной матери в деревне Степановка Челябинской области.

Пока ход проверки в СК не комментируют.

Волонтера-трансгендера выгнали из больницы

Источник

Опека забрала детей у матери, когда та была на операции
Adblock
detector